История успеха: Дмитрий Ларин

Дмитрия Ларина на YouTube привела глубокая депрессия. Однако нет худа без добра — теперь его канал насчитывает более 420 тысяч подписчиков. Vlog.Pro узнал, как критическое мышление в паре со здоровым цинизмом и черным юмором выкладывают Диме путь к успеху.

— Давай к истокам. С чего началась твоя деятельность на YouTube?

— Мне было нечего делать, и я решил снять видео для YouTube. Собственно, вот и вся история. У меня в жизни был период депрессии, а съемка видео, монтаж выводили меня из этого состояния. Поначалу я просто ежедневно снимал подобия на короткометражные фильмы со всякими демонами, суицидальным настроением…Сейчас дорос до видеоблогинга на фоне стены.

— Когда ты начинал снимать видео, было ли у тебя представление того, каким ты хочешь видеть свой YouTube-канал?

— Я понятия не имел, что будет дальше с моим каналом. Что уж тут говорить, у меня и сейчас нет четкого видения относительно будущего моей YouTube-деятельности. Знаю точно, что «засиживаться» на одних и тех же проектах не буду. Нужно постоянно ставить перед собой новые цели, иначе есть риск превратиться в человека-функцию.Прошлой осенью, например, у меня было семь проектов. Сейчас их четыре и это меня угнетает.

— Бывает такое, что видео снимать нужно, а идей у тебя нет?

— Нет, такого не бывает. На данный момент, повторюсь, у меня четыре проекта: «Ларин против», «Ларин шагает», «Чатрулет» и социальные опросы. В день я могу снять до двух видеороликов. Пусть они будут с простеньким монтажом и с незамысловатой цветокоррекцией, но в целом это готовые проекты. Сейчас у меня некое состояние творческого кризиса, однако это нормально, любой артист переживает такие периоды.

— Рассказываешь ли ты окружающим о своих планах, идеях? Не боишься сглазить?

— Идея сама по себе ничего н стоит. Это то же самое, если бы стартапер пришел к инвестору, не озвучив идею проекта, но запросив при этом миллион долларов на реализацию. Глупо, не так ли? Все должно базироваться на прототипе, только тогда идею можно продвигать.

— Что насчет новых проектов? Чего зрителям ждать от тебя?

— В мыслях есть запустить еще несколько проектов, иначе я просто перестану себя уважать.Хочется сделать качественное шоу, а не быть говорящей головой. В этом плане стоит поучиться у западных ютуберов: динамика, разноплановый контент и попадание в конъюнктуру взрослых людей, а не двенадцатилетних девочек.

— Помимо творческого кризиса, какие были главные проблемы, с которыми ты столкнулся, запуская свой канал на YouTube?

— Отсутствие денег на камеру. Моя первая камера — это был адовый треш за 10 тысяч рублей. Кроме этого, были проблемы с произношением слов, не договаривал мысль до конца, потому что приходилось набирать воздух в легкие, чтобы закончить. Словом, потоковая речь была не развита. Чувство юмора присутствовало, но не было некой завершенности — это пришло позже.

— С картавостью не пытался бороться?

— Нет, мне очень нравится, как я картавлю. И женщинам нравится, а это самое главное. Зрители привыкают к моей манере речи, к моим акцентам…Ленин, кстати, тоже был картавым. А еще он царя расстрелял. И это круто.

— На твой взгляд, чем твои видео «цепляют» зрителей на YouTube? Что пользователи ищут в твоих видео?

— Сейчас скажу такую пафосную вещь: надежду ищут. Шучу. Мои зрители — это несформированные подростки, которые не знают, чем себя занять. Им надо показать: вот это нужно читать, а вот это смотреть. Вот так нужно воспринимать юмор, а вот так мыслить. По мере того, как я пытаюсь отвечать им на эти вопросы, за мной закрепилось звание псевдо-интеллектуала. Я не считаю себя таковым, лишь говорю об истинах, которые мне кажутся верными. Словом, стараюсь школьников и людей с неокрепшими стимулами направить на путь, который кажется мне естественным и верным.

— И в чем же заключается этот естественный и верный путь?

— Это цинизм, немного лицемерия, критичное отношение абсолютно ко всему и злость. Внимание, не желчь, а именно злость. Я призываю пересмотреть все постулаты, навязанные обществом и лишний раз подумать, что хорошо, а что плохо. Может истина, которую тебе втюхивала мама, на самом деле губительна и неверна.

— Какой он — твой идеальный зритель? Тот, который является сторонником твоих истин?

— Нет ничего идеального. Дело в том, что у меня нет фундаментальных знаний, которыми бы я мог поделиться со зрителями. Все, что есть — мои мысли, которые я озвучиваю в своих видео. Да и любой зритель это проходящий человек. Сегодня он смотрит мои выпуски, а завтра уже нет. Какой смысл считать его идеальным зрителем?

— На YouTube у тебя сложился образ некого циника. Сложно ли поддерживать такой образ?

— Я такой же в жизни, как и на видео, может лишь за некоторыми исключениями. В каждом моем короткометражном фильме люди умирали. И это нормально, потому что такая картина передает состояние моей души. Взять, например, Нефедова. Многие думают, что на видео он просто кривляется, поддерживает свой образ. Да ничего подобного! Есть онлайн видеоблоги, на которых видно, что в жизни он такой же, как и на экране. Со мной та же история.

— В своей рубрике «Ларин против» ты очень критично отзываешься о многих вещах. Все взаправду?

— Да, и это нормально! Нельзя быть другом для всех и нахваливать проекты окружающих. В основном я снимаю об абстрактных вещах, как, например, сожительство с жирной теткой, цинизм, психология…Все это получило определенный резонанс в обществе.

— В таком случае, насколько ты сам к себе критичен?

— Самокритичен — это мягко сказано. Я просто ненавижу себя, и по этой же причине не смотрю видео со своим участием. А еще мне нисколько не стыдно рассказать окружающим о своих недостатках.

— Выпуски с собственным участием ты не смотришь. Как тогда определяешь, что сделал хорошее видео?

— По пользовательскому взаимодействию. Но точно не по пропорции лайков и дислайков. Например, у Джастина Бибера (знаю, не самый лучший пример) отвратительное количество дислайков, но он вызывает эмоцию — ненависть. На мой взгляд, это бесценно, когда видео могут спровоцировать чувства. Огромное количество комментариев, пусть даже негативных, это показатель вовлеченности и заинтересованности пользователей.

— Что для тебя успех? Расцениваешь ли ты себя, как успешного человека?

— Если мерило успеха это пятнадцатилетние девочки, которые вечно ко мне подходят с просьбой сфотографироваться, то да, я успешен. Хотя это скорее известность, нежели успех.

— Когда ты сможешь сказать, что успешен?

— Когда будет проект, которым можно будет гордиться. Ежедневные блоги — это не то. Это просто моя работа. Ребенок же не подходит к отцу, делающему гайки на заводе, со словами: «Пап, ты такой успешный, ты гайку выкрутил», потому что это всего лишь его работа. Если же мой проект выльется во что-то стоящее, что закрепиться в культуре, будь то феноменальный тип юмора, стенд-ап программа и короткометражный фильм, тогда это будет успех.

— Какие, на твой взгляд, десять заповедей успешного ютубера?

— Десять? Одна-единственная истина: ютубер должен гореть своей идеей. Это все, а остальное придет.

— Если ли у тебя принципы, которые ты никогда не предашь на пути к успеху?

— Недопустимо опускаться до уровня хейтеров и льстецов. У меня свой язык цифрового видео, на котором я общаюсь с публикой. Аудитория меня понимает, но каждый в отдельности отвечает мне на собственном, понятном только им языке лести или ненависти. Нужно уметь сохранить свою позицию, а не подстраиваться под чужое мнение.

У меня много хейтеров, однако весь их негатив остается в интернете и не выливается в реальную жизнь. Я не испытываю абсолютно никаких эмоций к моим ненавистникам, мне на них все равно. Хоть я терпеть не могу Коко Шанель, но здесь ее фраза будет уместна: «Мне неважно, что вы обо мне думаете, я о вас не думаю вообще».

— С хейтерами и льстецами понятно. А что насчет родных и друзей? Поменялось ли отношение близких людей, когда ты стал известным?

— Мои родители не знают, что я занимаюсь видеоблогингом. Мне стыдно перед ними. Дело в том, что я до 17 лет жил в глухой провинции, а для людей подобного устройства YouTube — слишком ново и авангардно. Тем более, что в своих видео я поднимаю темы атеизма, материализма, семейных ценностей, затрагиваю черный юмор…У меня очень консервативные родители, которых все это может шокировать.

— А с коллегами - юутберами какие у тебя складываются отношения?

— У меня с ними нет никакой конкуренции. YouTube это площадка, на которой пользователи могут быть подписаны на сотни каналов одновременно.

— Что для тебя самое важно в жизни?

— Чувство юмора, скептическое отношение к миру и здоровый цинизм. Однако человек все время меняется, цели сменяют друг друга…Кто знает, может я буду славным парнем через десять лет.

— Твое пожелание начинающим ютуберам.

— Если вы не горите идеей создать классный видео контент, то закрывайтесь. Остальное мелочи.