История успеха: Данила Поперечный

Широты YouTube знают Данилу Поперечного как парня, у которого не существует запретных тем для шуток. Аудитория на канале начинающего комика насчитывает более 150 тысяч подписчиков, а каждое его живое стенд-ап выступление накидывает к этой цифре еще пару-тройку зрителей. Данила рассказал Vlog.Pro о собственных страхах, непоколебимых принципах и поделился планами на будущее.

— Расскажи, в какой момент ты решил, что хочешь снимать видео для YouTube?

— Я был мелкий, глупый и мне всегда хотелось заниматься творчеством. Одно время я даже ходил в художественную школу, но впоследствии понял, что только рисовать — это недостаточно для меня. Так как у нас в семье рано появился компьютер, то с детства я стал смотреть различные видеоролики в интернете.Меня это очень увлекло, и с 14-15 лет я сам стал создавать мультипликацию на основе того, что делали ребята в сети. Со стороны мне казалось, что это классная и веселая работа, но на деле она оказалась очень трудоемкой и в «одно рыло» я ее не потянул. Потом попробовал себя в качестве видеоблогера, но все мое творчество сводилось к ответам на вопросы зрителей. Я, кстати, до сих пор удивляюсь, неужели кому-то это было интересно. Через какое-то время я пересматривал свои первые видео, и меня аж передергивало от этой ерунды, которую я снимал. С возрастом ко мне пришло озарение, что можно создавать более стоящий видео контент, а не примитивно провоцировать зрителей на «ха-ха». Словом, это такая история о том, как я эволюционирую от мультипликатора до видеоблогера, а по сути мне просто надоедает заниматься одним и тем же (смеется).

— От мультипликации к юмору. Почему юмор?

— Однажды мне на глаза попалось выступление американского комедийного актёра Эдди Мерфи. Там было все: искусство, театр, чистая комедия. После просмотра этого ролика меня как переклинило, что я тоже хочу заниматься! А когда открыл для себя стенд-ап комика Луи Си Кея, так вообще был очарован! Это послужило для меня толчком совершенствовать свой юмор, изучать конструкции шуток, выступать на открытую публику…Сейчас, в среднем, мои видео на YouTube набирают около 100 тысяч просмотров, но это не столь важно. Я вижу, какое внушающее количество людей приходит на мои живые выступления и смеется над моими шутками — это главное.

— Ты чувствуешь, что интересен публике?

— Я чувствую, что люди меня знают, как неплохого комика. Дело ведь не в подписчиках на YoTube, а в живых зрителях, которые готовы приходить на мои выступления. Поначалу моя аудитория ограничивалась девочками-подростками, которым лишь бы фотку со мной сделать. Сейчас уже на моих выступлениях мелькают взрослые усатые дяди, в том числе. А еще периодически вижу грустные, недовольные лица и мне всегда стыдно перед этими людьми (смеется).

— Стенд-ап и видеоблог — в чем заключается разница для тебя?

— Стенд-ап — это живая работа с аудиторией, а видеоблогинг — это разговор на камеру. Второе для меня сложнее, потому что никогда не знаешь, на какую аудиторию вещаешь. На YouTube я работаю в формате шоу-исповедь в том плане, что отвечаю на анонимные вопросы, которые мне приходят от зрителей. Предупреждаю, что отвечаю я чернушными шутками в пропорции 25-30 вопросов за выпуск. В концепции своих видеороликов я уверен, потому что юмор — это клево.

В свою очередь стенд-апы я люблю за то, что есть возможность ездить с турами в разные города, видеть живую реакцию людей на твои шутки. Недавно, например, выступал в Краснодаре с лекцией на тему «Видеоблогинг как способ испортить себе жизнь». Мне реально было интересно посмотреть на лица людей, которые придут на мастер-класс с таким названием. В целом, все свои силы я посвящаю развитию стенд-ап культуры в стране и надеюсь, что в будущем это принесет должные плоды. Хотя, чтобы бы я не делал, 20% моей аудитории — это хейтеры.

— А остальные 80%? Какой он — твой зритель?

— Могу точно сказать, что мои зрители развиваются и растут. Раньше аудитория канала состояла в основном из девочек, хотя мне казалось это странным, ведь мой юмор не особо девчачий. Сейчас стали подтягиваться парни и люди более старшего поколения. Когда выступаю на открытых микрофонах, то многие впервые знакомятся с моим творчеством и абсолютно не понимают шуток. Как-то выступал на фестивале телеканала ТНТ со своим лучшим материалом, который беспроигрышно «взрывал» зал. Но только не в тот раз! Такой тихой аудитории я не слышал нигде. Мне кажется, даже в вакууме космическом не так тихо, как было в зале после моих шуток. Однако, есть благодарные зрители, которые после моих стенд-ап выступлений подписываются на мой YouTube канал, продолжают следить за творчеством — это главная награда.

— Ты стенд-ап комик, видеоблогер…Откуда черпаешь вдохновение?

— Если говорить о стенд-апе, то вдохновение в основном черпаю из общения с друзьями или из наблюдений за людьми. Всегда подмечаю для себя их реакцию, поведение, эмоции, чтобы потом это можно было бы смешно обыграть в своих выступлениях. Знаете, говорят, что в каждой шутке только доля шутки. Так вот мои шутки ради шутки. Я прикалываюсь на сцене, что я извращенец, но не потому, что так оно есть, а потому, что это смешно.

— Зрители не осуждают тебя за твои провокационные шутки?

— Меня часто осуждают, что я матерюсь или затрагиваю пошлые темы. Я считаю эти темы приемлемыми, ведь мат — это просто буквы до тех пор, пока мы не вкладывает в них оскорбление или гнев. Слова запретными делает наше отношение к ним. Есть люди, которые не умеют материться, так вот им я советую даже не начинать. А есть те, которые вполне гармонично вписывают нецензурную лексику в свое повествование, не акцентируя на ней весь смысл. Людям страшно говорить о своих пороках, хотя все мы одинаковые. И я считаю, если ты стесняешься чего-то, то по этому поводу тем более нужно пошутить. Актеры Джим Керри и Джордж Карлин отлично демонстрируют, что можно проявлять интеллект и в так называемых «шутках ниже пояса».

— Осуждения со стороны зрителей — это главная сложность, с которой ты столкнулся в своем творчестве?

— Главная сложность для меня — это то, что я очень самосомнительный и никак не могу отвязаться от этого качества. Соль в том, что я постоянно задаюсь вопросом: «Правильные ли вещи я делаю? Стоит ли игра свеч?» Когда делаю шаг вперед, то постоянно оглядываюсь назад и ужасаюсь, неужели я был таким глупым? Сейчас я абсолютно не согласен со своими прошлыми убеждениями. Меня преследует страх, что через пару лет я посмотрю свои сегодняшние видео и пойму, что это был сущий кошмар. Периодически хейтеры подливают масла в огонь, и я еще сильнее начинаю сомневаться в свое правоте. Я развиваюсь посредством самоанализа, тем самым пытаюсь выгнать из себя идиота, с которым я не согласен. Хотя он часто вступает в бой.

— В выступлениях ты поднимаешь провокационные темы, однако есть ли у тебя принципы, через которые ты не переступишь?

— Есть темы, за которые я готов зубами рвать. Например, тема человеческой глупости, которую я невероятно боюсь по отношению к себе и в общих масштабах. Ведь люди в большинстве своем не хотят разбираться в вещах. Каждый из нас приходит в жизнь лет на восемьдесят, но ограничивается лишь тем, что видит своими глазами или живет по опыту предыдущих поколений. Но все люди ошибаются, а 80% из них ко всему прочему еще и не совсем умны.

Раньше жили по таким моральным устоям, что убить человека — это нормально. И для меня в юморе не существует запретных тем. Если я могу про что-то смешно пошутить, то я делаю это. Тем более, для меня не составляет никакой проблемы пошутить над собой.

— Шутки над самим собой — это тоже наблюдения из жизни?

— Да, за моими шутками стоят реальные истории, взятые в большинстве своем из моей жизни. Это немного смущает, так как я становлюсь для зрителей открытой книгой. С другой стороны, мои проблемы — это, в том числе, проблемы многих людей. Я жуткий гуманист и шучу про те вещи, которые меня возмущают. Это становится уморительно, ведь мы никак не можем изменить то, что происходит.

— Ты шутишь, в том числе про смерть и про религию. Ты верующий?

— Религия — это одна из тем для моих шуток. Я рос в православной семье, поэтому в детстве был верующим, ходил в воскресную школу, отстоял ни на одной церковной службе. Но в какой-то момент я стал разбираться, а во что я верю?! Меня останавливал лишь тот факт, что в мире такое количество верующих людей, значит в этом должно что-то быть. Однако большинство людей слепо верят в устои и нормы, которые продиктованы Библией, а потом эти же уставы навязывают окружающим. Больше всего меня раздражает, что они даже не пытаются разобраться, тем самым ставят себе блок на дальнейшее развитие и познание мира. Есть много вещей, которые наука не объяснила, однако нельзя делать из этого культ. Раньше люди поклонялись молнии, потому что считали, что это бог Зевс. И к чему это привело? Они убивали друг друга, принося жертву статическому электричеству.

Да и сейчас толком ничего не изменилось. Многим необходим Бог, чтобы сдерживать их грехи. Им ведь пока не скажешь, что убивать нельзя, они и не поймут. Всю Библию можно уместить в одну фразу: «Не будь мудилой». Умные люди должны задавать больше вопросов, чтобы развиваться.

— Помнишь ли ты, какую шутку публика восприняла наиболее остро?

— Больше всего публика негодовала по поводу шутки об актере Сергее Бодрове. Во время выступления я задал зрителям вопрос: «Кто любит готовить?» Многие подняли руки. Тогда я обратился к кому-то из них и спросил: «Не было ли у тебя такого, что оставляешь замороженное мясо под струей горячей воды размораживаться, а по возвращению вместо мяса обнаруживаешь голову Бодрова?» Это абсурдная шутка, от этого и смешная. После таких выступлений ко мне порой подходили охранники и спрашивали, чего это я про Бодрова шучу — это же гениальный актер. И что из-за этого мне нельзя пошутить про человека? Это не неуважение, а странная цензура, что про мертвых нельзя шутить.

Если произошла какая-то трагедия, то в начале выступления я выскажу соболезнования на эту тему, а после вернусь и пошучу на эту тему. Однако, только потому, что смех — это защитный механизм и самоирония должна присутствовать всегда. Не нужно делать из смерти культ страха, потому что это данность.

— Как относишься к негативу и критике в свой адрес?

- Я адекватно воспринимаю и то, и другое. Я сам не люблю многих людей, которых все считают замечательными. Это вкусовщина такая: кому-то нравится, кому-то нет. У меня порой даже причин нет, почему мне человек не нравится. Бесит и все тут. Поэтому я нормально воспринимаю, если так же необоснованно не терпят меня.

— Расскажи о планах на будущее. Каким представляешь себя и свой YouTube— канал через лет пять?

— Очень надеюсь, что и я, и мой канал будем жить. Хотелось бы продолжать развивать в интернете стенд-ап комедию и вывести это до уровня, за который бы не было стыдно. Еще сериалы хочется делать, но с этим пока подожду.

— Я знаю, у тебя были задумки снять сериал…

— Да, тыркаемся понемногу. Мы с группой сняли пилотные выпуски, но никак не можем решиться их показать. Я боюсь, что если проект понравится публике, то я могу погрязнуть в телевидении и пропаду с просторов интернета. Делать сериал — значит бросить в темный ящик работу над стенд-апами. Я пока к этому не готов.

— Что посоветуешь начинающим видеоблогерам?

— Относиться ответственно к своему творчеству и постоянно задавать самому себе вопросы. Имеет ли смысл заниматься тем, что вы сейчас делаете? Если ваши цели не упираются в деньги и славу, а представляют собой более художественные ценности, тогда смысл в этом есть. Задумайтесь, принесет ли ваше занятие в будущем какую-либо пользу окружающим? Возможно, все движется от меркантильного желания оставить след после себя, но я верю, что взгляды, которые я продвигаю в своих видео и стенд-апах, приведут людей к более гуманной жизни.